библиотека для детей Ларец сказок
Жила-была девушка Матрёнушка. И лицом и станом мила, и к людям добра. Коса цвета льна густая ниже пояса. Глаза синие — как васильки.

Жила она одна в избушке лесной рядом с реченькой быстрой — там, где речка в озеро большое впадала.

Но не была Матрёнушка сиротой. Были живы у неё и матушка, и батюшка, и два брата старших. На другой стороне озера деревня была, в которой родилась Матрёнушка. Там и жили её родные.

Отчего же стала одна Матрёнушка жить? Про это поведаю.

Матрёнушка с детства особенной добротой отличалась.

Про каждую пташку, про любую зверюшку — думала она всегда так, чтобы не обидеть их, но приголубить! Каждый цветочек, каждое деревце — как друзей своих любила она! Всех: и собачек, и кошечек, и коровок, и лошадок, и козочек, и овечек, и курочек, и гусей — всех любила!

И к людям приветлива она была. Всегда помочь, чем могла, была готова! Всегда — слова добрые обо всех говорила! А плохо — ни о ком и не думала даже!

Матушка и батюшка на неё нарадоваться не могли: такая хорошая дочка у них растёт!

Да только с добротой Матрёниной оказалось не просто жить.

Какая в деревне жизнь была? Телят да поросят, курочек да петушков растят-лелеют, а потом… убивают на мясо и едят… Так от века в век принято было в тех краях…

Матрёнушка же, когда подросла немножко и понимать это стала, того не только видеть без слёз не могла, но и кушать наотрез отказывалась любую еду, для которой животных убивают! Как ни заставляли её — на своём стоит!

Отец и братья старшие, как ни назидали её, как ни упрашивали — ни в какую!

Сама Матрёнушка наберёт в лесу ягод да грибов — и наготовит пирогов или блинов на всю семью! А к мясному — не притронется: словно больно ей самой от того!

Так она всегда чужую боль ощущала…

И вот, когда подросла Матрёнушка, стала просить, чтобы помогли ей отец и братья избушку построить у опушки леса. И — чтобы жить там отдельно ей позволили.

Вначале не хотели пускать её родители в одиночестве жить, а потом согласились. Потому, как Матрёнушка к тому времени уже на всю деревню прославилась не только «чудной» для многих добротой своей, но и умением от хворей разных отвары из трав целебных приготовить. Она те травы собирала да сушила. И многое такое знала, что другие не знали.

А откуда?

Дело в том, что с детства нравилось Матрёнушке разговаривать с растениями разными.

Выйдет она на луг — и давай с цветочками и с травками говорить! Зайдёт в лес, деревце обнимет — и с ним тоже говорит!

Расскажет сама, о чём думает, а потом у цветочка или у деревца совета попросит.

Поначалу не слышала она ответов. Только головками цветочки и веточками деревья ей кивали или качали, будто бы так или «да», или «нет» ей отвечали.

А потом начала иногда Матрёнушка Голос слышать добрый и ласковый, который на вопросы её отвечал.

Вначале она думала, что это цветочки и деревья с ней беседу ведут.

А когда лечить людей Матрёнушка стала пробовать, то поняла, что Голос тот — Голос Божий. Это Он советы ей важные даёт!

… Так вот и стала Матрёнушка все свойства полезные растений постепенно узнавать: в какой срок собирать, как сушить, как заваривать, от какой болезни помогают.

А когда собирала она растения, то обязательно им говорила:

— Ты прости меня, травушка, не для того срываю тебя, чтобы позабавиться и выбросить, — но для того собираю, чтобы людей от болезней лечить!

… А если веточку у дерева какого ветром сломает, то соберёт Матрёнушка с такой веточки хвою или листочки, чтобы тоже заваривать.

А ещё и зверюшки лесные к ней приходить стали: иногда — за исцелением, а иногда — просто так: поластиться-поласкаться и с Матрёнушкой поиграть.

Так среди лесного народа появились у Матрёнушки верные друзья.

Птички к ней прилетали песни петь.

И если кто идёт по лесу к Матрёниному домику, то предупреждали всегда на разные голоса.

* * *

Однажды к Матрёнушке медведь огромный пришёл. Лапой он в капкан, охотниками поставленный, угодил. Хватило ему сил верёвку, которой тот капкан привязан к дереву был, разорвать и с места того уйти. А освободиться от капкана — не может. Так он с этими железными тисками, до костей лапу ему пробившими, и приковылял к Матрёнушке за помощью.

Не испугалась она зверя громадного.

Подошла. Говорит ласково:

— Дай мне, мишенька, лапу твою. Я её освобожу и полечу.

… Медведь, измученный болью, позволил Матрёнушке лапу его освободить и даже смазать рану мазью целебной разрешил.

С той поры стал этот медведь недалеко жить и от опасностей Матрёнушку охранять-оберегать.

… Матрёнушка за зверюшками разными наблюдала. И примечала она, какую травку съесть при какой надобности зверёк выбирает.

А они её не боялись совсем.

Так познания её и ширились.

А ещё научилась Матрёнушка — по Советам Божественным — и как воду целебной сделать, и как её для лечения лучше использовать.

Вскоре стала Матрёнушка замечать, что руки её словно видеть умеют: ладошками, пальчиками по телу исцеляемого если она проведёт, то видит то место, где болезнь угнездилась.

И того больше: она вскоре узнала, что не просто это были руки её тела, но — в них или вне их — руки души. И можно теми руками души внутри тела энергии тёмные собирать и выбрасывать прочь.

Ещё можно светом, подобным солнечному, тело заполнить — и словно вымыть всё внутри этим светом.

… Постепенно стала Матрёнушка Голос Божий слышать вполне уверенно: и когда сама вопросы задавала, и когда ей Бог Сам хотел что-то сказать.

И Свет Божественный видеть она стала — в любой момент, стоит лишь обратить к Нему взгляд души.

Научилась и тому, как с этим Светом душой сливаться.

И легко лился Свет через руки души! А с Ним слившись — болезни можно было лечить!

И ещё примечать она стала, что может вернуться болезнь к человеку, как ни старайся его излечить, если человек сам не переменяется к лучшему, если не старается с причиной болезни справиться.

Причины же болезней стал Бог Матрёнушке показывать.

… Много ещё стала узнавать Матрёнушка о том, как не только телá, но и души людские врачевать.

Начала учить она людей, как помогать и себе, и другим в исцелении, как жить здоровыми и счастливыми.

В скором времени стала Матрёнушка знать, как любую хворь вылечить.

И пошла слава о ней. Даже из других далёких деревень приходить к ней стали люди за лекарствами, за советами и исцелениями.

* * *

Бывало и такое, что приходят некоторые — и хотят от неё волшебства-чародейства.

То дéвица придёт и спрашивает зелье приворотное, чтобы парня, который ей понравился, приворожить… А то он — негодяй такой! — другую любит!…

Иль мужик знать желает, как ему врага-недруга своего извести…

И хоть и скажет им Матрёнушка, что нельзя зло другому желать, нельзя так думать и поступать, — но не уходят до конца из жизней тех людей помыслы недобрые…

И поняла Матрёнушка, что не только тела, но и души бывают уродливыми: больными и слепыми.

А как души от зла лечить?

Стала про то Матрёнушка всё больше задумываться, всё чаще у Бога про это спрашивала: какие лекарства нужны от злобы человеческой, от равнодушия, от обидчивости, от ревности, от зависти?

И отвечал ей Бог так:

— Любовь сердечная — от всех бед помогает! Нужно эту любовь в душах пробуждать! Хоть не просто это, но важно очень!

В каждом человеке есть что-то хорошее, хоть чуть-чуть… Вот за это хорошее и нужно ухватиться! И тогда — можно помочь душе из пучины зла выбраться!

Но сам человек обязательно того тоже пожелать должен! Иначе не выйдет ничего! Потому как — свобода воли есть у души каждой. И каждый сам делает выбор: к добру — или ко злу склоняться…

* * *

Однажды пришла к Матрёнушке девушка — и давай жаловаться на судьбу:

— Бедная я несчастная! У меня — сестра красавица! Все парни лишь на неё одну смотрят! Женихи — только к ней сватаются! Люди меня рядом с ней и не замечают даже!

Как мне жить, чтобы её краса меня не затмевала, не заслоняла?

Да, я не слишком красива и не особо умна — и потому всё внимание всегда достаётся только моей сестре! А меня — никто не любит! Я так — никогда не выйду замуж!…

— Знаешь, что — самое некрасивое в тебе?

… Девушка испуганно спросила:

— Нос? Он, наверное, слишком велик? Или — эта маленькая родинка на щеке?

Или — я слишком толстая? Но ведь многим парням нравятся крутые бёдра и пышная грудь!… Это — оттого, что, когда мне грустно, я не могу удержаться от еды… Ведь нужно же хоть как-то себя утешать!…

— И ты решила, что лучшее средство от огорчения — съесть что-то вкусное? Разве ты сама не замечаешь, что это помогает утешиться только лишь пока сладости у тебя во рту? — улыбаясь, спросила её Матрёнушка.

— Но как же мне жить дальше?! Как не страдать и не завидовать?!

— Хочешь, я открою тебе секрет, как тебе стать краше? Ведь самое некрасивое в тебе — это зависть и желание всего только для себя!

— Но как же мне не завидовать? Моей сестре и так всё достаётся! Что: я ей добра и счастья ещё больше пожелать должна?!

— Пойми: настоящая красота — это красота души! Если душа красива — то такого человека и слушать приятно, и дело с ним иметь хорошо! И тогда — и лицо становится милым, и человеку встречному — глаз не отвести от света сердечного, который из души льётся!

— А как же душу можно красивой сделать?

— Любовь сердечную пробудить в себе нужно! Ведь радости другого можно завидовать — но можно научиться сорадоваться, то есть радоваться вместе с тем человеком!

И тогда — уже только от этого! — твоя жизнь наполнится счастьем и красотой!

Дам тебе совет начальный — как красу твою пробудить:


Утром — поднимись с зарёй!

День — для радости раскрой!

Встань на землю босой

Да умойся росой!


А сердцем всем — улыбнись

И к Богу так обратись:

Отец, благодарю Тебя

За счастье нынешнего дня!


И тогда — с каждым днём хорошеть станешь: и душой, и лицом!

Когда Матушку-Землю под ногами ощущаешь — то сила и здоровье прибывают!

Когда росой лицо умываешь — красота его возрастает!

А как сердцем улыбаться станешь, делами и словами добрыми это проявишь — всем приятна будешь, все полюбят тебя!

А когда Бога благодарить будешь за то счастье, что Он тебе посылает, — весь день Его Присутствие и Помощь ощущать начнёшь!

И ведь стыдно тебе пред Богом станет — завидовать и капризничать, раздражаться и обижаться! Вот и перестанешь так делать!

А как перестанешь обижаться — то и обижать тебя перестанут!

Перестанешь завидовать и ревновать — и поймёшь, что счастье других и тебе радость приносит! И в твою жизнь тогда счастье придёт!

А коль захочешь вдруг огорчиться от чего-нибудь, то на Бога посмотришь — и передумаешь! Потому, что то, что ты прежде огорчением или наказанием в своей жизни считала, то — не наказание, но Божие указание! Это — Божий Указ: как жизнь тебе свою лучше сделать, как себя к лучшему преобразить, как другим радость и счастье дарить!

* * *

А однажды случилось так, что, когда Матрёнушка на речку ходила, пришли в дом её два вора-разбойника с ружьями, чтобы ограбить. Думали они, что много денег у неё, за лечение полученных. Не знали они, что никогда Матрёнушка плату не брала за врачевание своё. Они даже представить-помыслить такое не могли: ведь во всём — сами они лишь выгоду себе искали и в богатстве земном ту выгоду видели.

А у Матрёнушки в домике — им и взять-то нечего оказалось.

Усердно они искали: может, припрятано где? Да не нашли ничего. Только — травы лечебные, настои целебные, да грибы сушёные и ягоды…

Решили они тогда снаружи посмотреть: может, где прячет она клад-золотник?… Ружья из рук выпустили, у стены их поставили…

А тут медведь, друг Матрёнушкин, на них напустился: заревел грозно — прогонять чужаков недобрых стал!

Разбойники за оружие схватиться не сумели, потому что медведь им наперерез вышел. Бросились они бежать, не разбирая дороги… А медведь — за ними!

И попали они в болото, в самую трясину угодили, да там и завязли.

Медведь же — своей дорогой пошёл, в топкое место не сунулся…

А разбойники тонут медленно… А как попробуют выбраться — то лишь быстрей погружаются… Ощутили они смерть скорую неминучую, жизни свои, полные делами преступными, вспоминать стали… И оттого ещё им горше стало… Стали кричать и на помощь звать…

… Матрёнушка вернулась в избушку, увидела: ружья у крыльца прислонены, всё внутри перерыто… Услыхала — крики от болота доносятся…

Взяла она жердь длинную да крепкую — и побежала на выручку.

Вытащила она разбойников, отвела к речке, велела одежду стирать и себя умывать.

Потом домой привела, дала им по рубахе чистой, чтобы было в чём переждать, пока их одежда на солнышке просохнет, накормила.

Разбойники удивляются:

— Отчего ты нас спасла? Мы тебе зло хотели причинить, а ты — добром отвечаешь!

— Вы же поняли, что зло собственное — только к бедам для самих себя и ведёт! Посмотрите: захотели вы плохого другому — сами в болоте оказались, чуть не погибли!

Зло в жизнях ваших — оно, как болото, в себя засасывает… Можно и не выбраться из такой пучины! Ведь зло, что вы другим причиняете, — великая для вас самих беда на будущее ваше! Нет беды хуже!

Для того и спасла я вас: чтобы поняли вы это!

— Да как жить нам теперь, если мы ничего не умеем, кроме как стрелять да грабить?

— Что — и дрова наколоть не сумеете? И погреб выкопать не сможете?

— Это — просто, такое — сумеем…

— Вот и ступайте по свету и помогайте в тех домах, где женщины — старые или вдовые и мужскую работу делать некому! За это — и сыты будете!

А о богатствах ворованных — больше не мечтайте!

Тот, кто от труда своего живёт, — тот счастье в жизнь свою несёт! А тот, кто воровством промышляет, — тот счастье у себя же похищает!

Когда честно жить станете — и судьбу свою новую встретите!

А за прошлое своё грешное — прощения и у Бога просите, и у тех людей, которым зло от вас вышло!

… И пошли по свету два человека, что прежде разбойниками были. Стали они по-новому жить учиться…

… Вот так и в любом лечении — теперь Матрёнушка стала смотреть на то, как не только тело исцелить, но и как душе вразумление подарить.

Стала она искать способы, как человек сам себе помочь может жизнь свою лучше сделать.

Придумывать она стала, как может научиться человек новые беды и болезни не притягивать к себе помыслами своими нечистыми и делами недобрыми.

Стала она людям рассказывать о том, что радоваться каждому дню и жить в доброте, любви и счастии — каждому человеку Богом заповедано!

* * *

Однажды пришёл к Матрёне на костылях бывший солдат. На войне ему ногу ядром оторвало, на всю жизнь калекой он остался. Да не только тело, но и душу ему война искалечила.

Пришёл он и говорит:

— Ты, Матрёна, как исцелять людей — знаешь. Так должна ты и яды всякие знать: чтобы принял такой яд человек — и умер бы без мучений. Иногда — то великая помощь станет, если подсобишь из жизни легко уйти…

— Срок жизни человечьей — Богом определён! Если худо тебе тут от тоски и обиды на весь мир — то и после смерти лучше-то ведь не станет!

— А ты что: знаешь, как после смерти бывает?

— Отчего ж не знать? Знаю! Души то — и без тел живы! И какими при жизни они были — такими и после смерти тел остаются.

Без тела жить — может, и проще душе… Да только мало, что она изменить может без тела!...

Для того-то ведь и даются людям тела, чтобы добро и красоту созидать, людям другим помогать, ошибки свои исправлять!

— А коли ты такая умная, то, может быть, знаешь, как мне жить дальше? Мечтал я, что с войны вернусь — женюсь, дом новый отстрою, деток растить будем… А теперь… Какой из меня муж?! Калека!… Пашню вспахать — не смогу, дом построить — не под силу… Кто за меня такого замуж пойдёт?...

— Есть одна девушка, которая тебе мила! Она с войны тебя ждала. И теперь — ждёт, что ты вино дурманящее пить бросишь и сватов к ней пришлёшь…

— А ты — откуда знаешь?

— Ко мне все со своими бедами, болезнями и думами приходят… Много потому и знаю…

— Милостыню просить я не стану. На что же жить с женой молодой?

— А сказывали мне, что ты прежде рисовать любил, ставни узорами расписывал, ложки да миски из дерева вырезал.

— Было дело…

— Так вот тебе — и работа! Ложки да миски расписные продавать станешь. И чего не достанет в доме — на деньги вырученные купишь.

— Краски-то, да, у меня есть… С давних пор запасены ещё были… А вот кисти — поистёрлись все… Надо новые делать. Видать, пора на белку охотиться идти…

— Не надо белочек губить! Нá вот тебе на счастье: сделаешь себе кисти!

С этими словами отрезала Матрёнушка от косы своей волόс густых с ладонь примерно — и, бечёвочкой перевязав, подала.

— Спасибо тебе, Матрёнушка! Вправду люди говорят, что ты всё исцелить можешь! Дала ты мне надежду! Словно родился заново!

— Теперь только от тебя зависеть будет счастье и твоё, и избранницы твоей! Да на свадьбу меня не забудьте позвать!

* * *

А война, что в той стране недавно была, — не одного только того солдата калекой оставила… Много горя война принесла людям!... Хоть победа в ней и была объявлена… великим свершением!

Вот — и главный полководец царский, князь Бронислав, который всей ратью царской командовал, многие победы одержал, войну эту для царя выиграл, — тоже получил в сражениях раны тяжёлые…

Смелым был Бронислав, за спины солдатские не прятался! Храбростью и отвагой собственной — и других людей на подвиги воинские вдохновлял!

Слава о нём по всей стране была: «Герой! За царя, за страну сражался! Многих противников погубил, сражения многие выиграл! Многих ратников своих — лично спас!… Почёт ему великий от всех! Награды достойные получил он от царя — и землями, и златом!».

… Но только… не заживают раны у Бронислава!… С постели он не встаёт… Сила к нему прежняя не возвращается…

Сложения он был богатырского… И на лицо красив… Но лежит теперь он целыми днями, руку еле-еле поднять может, на ноги вовсе подняться не в силах…

Дошла до него молва о девушке Матрёнушке, которая любые болезни вылечивает.

Послал он слуг своих найти её и узнать: правда ли то, что люди о мастерстве её целительском говорят?

Возвратились слуги, доложили, что правда то: есть такая дéвица. И все, кто ни придут к ней, — исцеление от болезней имеют.

… Вот и принесли на носилках героя к домику маленькому лесному, в котором Матрёнушка жила.

Вышла Матрёнушка на порог и говорит слугам Бронислава:

— Оставьте князя вашего здесь. Может, смогу его вылечить… Тогда — через месяц сам вернётся. А если не вернётся — то приходите…

Огорчился Бронислав:

— А мне сказали, что ты всякую болезнь излечить можешь… Я любую цену за врачевание твоё заплатить готов… Есть у меня и золото, и имения большие с домами и садами… Что ни скажешь — всё твоё будет! Только возврати мне здоровье! Не жизнь это — в бессилии и немощи на постели лежать!

— Не беру я деньги за лечение, князь! А исцелить тебя — всем сердцем хочу!

Но не от меня одной то зависит! Многое будет зависеть и от тебя. А самое главное — от Бога! От Него — через болезни и страдания наши — указания о том, как жить дальше, мы получаем. От Него — и помощь в излечении имеем!

… Остался князь Бронислав жить в маленьком лесном домике Матрёнушки.

Она его отварами целебными поит, раны его мазями целебными врачует.

Лучше — день ото дня Брониславу становится!

Стала Матрёнушка ему помогать выйти к берёзке, что рядом с домом её росла. Велела она ему у берёзки учиться: ощущать, как к телу сила может возвращаться:

— Прочувствуй: у берёзки весной — от корней до самых листиков — вместе с водой сила Земли-Матушки поднимается. И листочками она на веточках распускается. Так и в теле человека: сила жизненная, Богом дарованная, течёт и в каждый уголочек телесный доходит, всё лечит!

… Потом стала она учить Бронислава, как вместе с воздухом можно Свет Божий нежнейший, подобный утреннему солнечному, вдыхать. Да так вдыхать — чтобы всё тело наполнялось при вдохе этим Светом! А при выдохе — чтоб всё нездоровое выдыхалось.

… Заполненность этим Светом надолго сохранялась в теле Бронислава. И силы прежние начали к нему возвращаться.

… И беседы они меж собой вели.

Брониславу всё про Матрёнушку интересно:

— Как же ты живёшь одна в лесу? Да и как ты без денег обходишься, если за лечение не берёшь плату?

… Ему с улыбкой Матрёнушка отвечает, словно стихи слагает:

— Вот так — с радостью! — и живу в лесу! Вижу нашей Земли красу! Любуюсь зеленью лета и белым покоем зимы, радуюсь золоту осени и нежным цветам весны! По весне — огород сажаю, летом — ягоды собираю, осенью — сушу на зиму грибы! Вот потому — всегда достаточно у меня еды!

— И не страшно тебе? И не скучно?

… Тут уж серьёзно Матрёнушка говорит:

— Скучать мне некогда: всегда есть у меня работа!

А страха — не ведаю. Потому как — с Богом живу! И всё — от Него в жизнь мою приходит!

… Слушает её Бронислав — и любуется! Не только лицом и станом ему Матрёнушка мила! Но от ясности, чистоты и силы её душевной, от тепла её сердечного, от смелости её — так ему хорошо и радостно, словно всю жизнь свою он её знает. И нет человека родней!

А Матрёнушка с князем тоже разговоры важные ведёт:

— Ты вот, Бронислав, как думаешь: праведен или неправеден — пред Богом! — подвиг воинский?

— Да как про то думать? Приказал — царь, а моё дело — хорошо это исполнить!

— А если прикажут тебе злое дело, преступление какое совершить — тоже исполнишь приказ преступный?

— Нет! Лучше самому погибнуть!

— А вот война — это добро или зло?

— Не знаю…

— Для того так медленно заживают твои раны, чтобы ты про это задумался…

За то, что людей спасал, — ты жив остался.

Но за тех, кого убил да покалечил, — ты раны тяжкие получил.

Ты ведь теперь задуматься о том можешь:

«Всегда ли приказы царя — праведны?

Справедлива ли была война эта?

Допустимо ли — пред Богом! — неправедную войну вести?

Героизм ли — приказы жестокие исполнять?».

То — ведь для солдата: коли приказ он не исполнит — сразу расстрел…

А ты — князь, ты — у царя в почёте! Он — твой совет всегда выслушает!

Ты — герой! Тебя в трусости не заподозрит никто!

Если задумает ещё царь на другие страны нападать — ты остановить его сможешь!

Миром — решить можно многие споры и ссоры!

Каждый народ на своей земле пусть в счастии и покое живёт!

… Стал Бронислав про то думать… И, когда понял, что он в жизни много неправедного совершал, и когда покаялся в том, — так и выздоровел окончательно.

Вывела его Матрёнушка из дома, облила из ведра водой студёной речной — и наполнился Бронислав силой чистой, много больше той, что прежде болезни у него была!

От ран — и следов на теле не осталось!

Дивится он чуду!

Стали они на другой день прощаться:

— Как же мне благодарить тебя, милая Матрёнушка, за лечение твоё?

— Постарайся, чтобы не лилась напрасно кровь солдатская, чтобы войны впредь нашу землю и земли другие не терзали!

Самая большая мне благодарность — в этом будет! Буду тогда всегда счастлива оттого, что вылечила тебя!

* * *

Прошло время с той поры.

Однажды пришёл к Матрёнушке за лекарством человек один. Из столицы он приехал и рассказал новости последние: что будет война новая вскоре, хочет царь идти завоёвывать соседнее царство. А ещё сказывал тот человек, что князь Бронислав отказался войско возглавить — и его за это в измене государственной обвинили и в тюрьму посадили.

Как услышала про это Матрёнушка — скорее в дорогу собралась и говорит тому человеку:

— Довези меня до города-столицы в повозке твоей: поспешить мне нужно! Это я во всём виновата: научила князя Бронислава, как по совести жить, как по любви поступать!… Вот и довела до беды! Мне его теперь выручать надо!

— И что, к самому царю пойдёшь? Не побоишься князя опального защищать? А если не только его не спасёшь, но и сама погибнешь?

— Не побоюсь! А чему быть — того не миновать! Если нужно — то за правду можно и смерть принять!

* * *

Приехать-то Матрёнушка в столицу — приехала… Но во дворец к царю её не пускают.

Что делать — не знает она…

Но не долго так было. Внезапно заболел царь болезнью неведомой, слёг, испугался смерти, лекарей велел искать.

Тут перед Матрёнушкой двери дворцовые и открылись.

Говорит царь Матрёнушке:

— Исцели меня! Сердце у меня болит, глаза видеть перестают, руки-ноги отнимаются! Смерть — словно у порога стоит!…

А не время сейчас мне умирать: война вот-вот начаться должна! Всё погибнет здесь без меня!…

Вылечи меня! Любое желание твоё за это исполню! Что хочешь — просить сможешь! — говорит царь Матрёнушке.

А она ему в ответ:

— Да как же лечить твоё сердце, государь, когда не умеешь ты людей — народ свой! — любить?

Как же лечить твои глаза, если ты душой видеть Бога не можешь? Ты на добро смотришь — и злом его считаешь, караешь. А зло — за добро выдаёшь, награждаешь! Злые замыслы свои ты претворить намерен! Так ведь ты — и совсем ослепнешь!

Как же мне лечить руки твои, царь-государь, если они преступные приказы пишут?

И ногами своими намерен ты попрать — вместе с войском твоим — земли народа другого!

Чтобы выздороветь — перемениться ты должен!

— Но как?...

Тогда Матрёнушка говорит:

— В законах царства твоего написано, что, если один человек у другого что-то украл, — то он вор-преступник.

А если ты, царь, хочешь у соседнего царства богатства и земли захватить, то ты сам — кто?

— Как смеешь так царю говорить?! — воскликнул царь в гневе и даже на постели приподнялся из последних сил.

— Ты сам просил тебя лечить — вот и лечу!

Если не поймёшь, для чего жизнь на Земле человеку Богом дана и как — пред Богом — её прожить надо, то не выздороветь тебе!

Есть смысл великий у каждой жизни человеческой. И понять его — всем возможно!

Смысл этот — в преображении души к лучшему и в помощи в этом другим.

Каждый человек, воистину, имеет только одно Богом данное ему царство. Оно — внутри души.

Когда умирает тело, то лишь то богатство, которое в том царстве души накоплено, — имеет значение. Только там могут храниться богатства нетленные каждого человека! И богатства эти — доброта, забота, прощение, мудрость.

Умрёт тело твоё — и земным царством твоим другой человек управлять станет.

Власть же по ту сторону смерти тела — одна: Власть Божия!

Ты убедишься, что никакое злато в том мире, где окажешься ты, не имеет значения!

И из мира, где души обитают, ничего ты в судьбе земного царства переменить уже не сможешь!

И только сожаление твоё там будет о бедах и горестях, которые своими делами неправедными ты посеял!

Сейчас, пока ты на Земле живёшь, пойми, что будущее твоё — только от тебя самого, государь, зависит! Изучи свои душевные свойства: порядок и покой, любовь и красота в царстве тебя-души — или же тоска, гнев, подозрительность и злоба?

Такие же свойства подразделяют души и в мире ином. Каждый человек сам: своими мыслями, эмоциями и поступками — выбирает, в каком окружении из себе подобных ему жить по ту сторону смерти.

Если растит в себе добро человек-душа — то никому от этого нет вреда, ничто он ни у кого не отнимает.

И, как станет царство внутреннее человека-души таким же прекрасным, как Божие Царство, — тут-то счастье настоящее и наступает!

Тогда он Богу всё своё внутреннее личное царство предложит — и оказывается в беспредельном Царстве Бога, которое границ не знает, которое для всех Достигших — одно!

… Слушает царь — и вроде легче ему делается от понимания слов Матрёнушкиных.

А она ему дальше говорит:

— Если во внутреннем душевном царстве твоём мир, порядок и понимание Законов Божьих будут — то легко тебе станет и в земном твоём государстве порядок поддерживать. Ибо сможешь ты научиться различать: что есть добро и что есть зло для других людей.

Если любовь сердечную пробудишь, если из сердца духовного на всё смотреть станешь — легко будет это понять!

Поставь себя мысленно на место того человека, которого обрекаешь ты указами своими — в нужде и нищете жить!

Поставь себя на место тех, кто воевать должны по приказу твоему — и людей других убивать!

Ощути горе вдов и сирот, что без кормильцев остались!

Ощути горе калек, которые подаянием теперь — по вине твоей! — живут!

В твоей власти — жизнь лучше сделать для народа в стране твоей!

Ты теперь можешь законы мудрые принимать, о порядке в стране своей думать — а не о завоеваниях новых и войнах грабительских помышлять!

… Стал царь с Матрёнушкой соглашаться… Стал он о добре для людей задумываться…

Тогда исцелила его Матрёнушка — с Божьей Помощью — от болезней.

Говорит царь:

— Проси, чего хочешь!

— Нужно ли мне просить, чтобы ты не начинал войну с царством соседним?

— Не нужно… Понял я это…

Так чем же наградить тебя?

— Отпусти князя Бронислава из тюрьмы: верен он тебе и добра стране желает!

— Ладно, быть по-твоему!

* * *

Выпустили Бронислава из тюрьмы. Обрадовался он встрече с Матрёнушкой несказанно:

— Вновь ты меня спасаешь! Если б не ты, Матрёнушка, то до конца дней в тюрьме бы я томился! Или — и вовсе на плаху…

— Радуюсь я, что ты, Бронислав, не побоялся супротив царской воли идти, правду ему говорить!

— И прежде ничего я не боялся. А с тобой — Бога и правду жизни ясно увидел!

Чего же теперь мог бы устрашиться я? Наоборот, очень многое в эти дни заточения понял!

Об одном только жалел, что не успел тебе о любви своей сказать, о благодарности моей к тебе поведать!

Выходи за меня замуж, Матрёнушка!

— Какая ж из меня княгиня? Я — роду простого! Да и жить без работы: без лечения людей — не смогу я…

— Разве в титулах предков — достоинство человека? Сама ты про то знаешь!

А жить мы в дальнем имении моём станем: там и леса, и озеро огромное, и людей много за помощью к тебе придёт!

— А служба твоя при царе?

— Нет у меня теперь службы! Отстранил меня царь от всех дел. Не доверяет больше!

— Да… Значит, не сумел он гордыню победить, повиниться перед тобой не захотел… Не долечила я его, стало быть… — с грустью сказала Матрёнушка.

* * *

Уехали Бронислав и Матрёнушка в имение дальнее, поженились. Стали жить меж собой ладно и красиво.

Матрёнушка людей лечит, добру учит.

А Брониславу — вроде и дела важного нет…

Но однажды пришли к нему ребятишки и говорят:

— Ты — герой, в сражениях побеждал! Научи нас драться! А то нас старшие парни бьют, проходу не дают!

… Согласился Бронислав помочь. Разобрался сперва: кто прав, кто виноват...

Затем стал учить младших, обижаемых, — как себя и других в бою рукопашном защищать.

И как выучил, то и старшие парни, которые прежде обидчиками были, пришли к Брониславу, повинились — и тоже учиться захотели.

Так и пошло…

… Спросил однажды Бронислав у Матрёнушки:

— Как думаешь, хорошо ли, что взялся я искусству воинскому детей учить?

Матрёнушка отвечает:

— Думаю, что хорошо. Но учи только тех, кто сильными и добрыми быть хотят!

Важно ведь научить каждого именно тому, как такúм человеком стать, каким Бог нас, детей Своих, хотел бы видеть!

А для этого надо объяснить и то, как красоту ценить, и как добро творить, и как людей любить, и как Богу служить!

А будешь ли ты это объяснять в связи с тем, как петь красиво или как здоровыми и сильными быть, — это не столь важно!

Можешь ты людей учить тому,

— как добро может быть сильным,

— как за других постоять и в обиду слабых не дать,

— как за добро сражаться и при этом смерти не бояться,

— как сильным быть, чтобы — от слабости — трусом не сделаться,

— как без ярости и гнева с противником биться,

— как силой доброты побеждать научиться,

— как — в победе — над поверженным не торжествовать,

— как друзьям руку помощи подать!

Тот, кто добр и силён, — тому по плечу любое дело!

Если же человек добр, но слаб — то слабости своей он раб!

И можешь ты ведь людей учить не только, как с противником сражаться, но и объяснишь, как слабости и пороки собственные одолевать!

Знания о доброте души, о Боге, что я сказываю, ведь не только больным людям нужны!

Здоровым — о красоте и силе любви поведать ты сможешь! И научишь, как Законы Любви не отвергать, даже исполняя долг воинский!

… Так и пошло у Бронислава то обучение. Не только дети, но и взрослые приходить стали учиться. Потому ведь, что не просто кулаками махать и себя защищать учил Бронислав, но учил всему, чему сам у Матрёнушки выучился. Всё это он в умение сражаться ненавязчиво включил.

Чем больше учил других Бронислав — тем больше и сам понимал.

… Стала постепенно у Бронислава дружина — лучше всего войска царского!

Тут к нему хитроумы-советчики напрашиваться стали. Говорили они:

— Кабы ты захотел — ты бы всю страну завоевать смог! И правил бы — как сам захочешь! Рода ты — знатного, слава у тебя — большая, народ за тобой пошёл бы!

— Не хочу я войны междоусобной! Не нужна мне слава воинская! Властвовать над людьми — не хочу!

— А зачем тогда тебе рать такая умелая?

— Пока на землях не установится меж странами мир всеобщий — должна быть рать, хорошо обученная, чтобы на защиту мира и порядка могли всегда встать люди честные, добрые, сильные, мудрые, смелые и умелые!

* * *

А в стране не долго был мир.

Забываются отчего-то уроки, что уже были получены в жизни людьми!

Хоть и посмотрел уже царь в лицо смерти и стал стараться править добрее, но много в нём самости и гордыни осталось! Вновь ссора меж царём и владыкой соседнего царства вышла. Снова стали народы обеих стран к войне готовиться! И напали воины царства-государства соседнего — первыми… И началась вновь война кровопролитная…

А без Бронислава войско царское совсем распустилось… Как к войне готовиться перестали — то и порядка в войске не стало! Воеводы — за награды, чины и почести — друг с другом сражались, о солдатах и думать забыли. А какой солдат захочет честно служить, когда уважения к командирам нет?…

Не готово к битвам войско царское оказалось! Как началась война — то тут всё это и проявилось… Покатилось по стране горе лютое: деревни горят, люди гибнут…

Поспешили к Брониславу на поклон слуги царские. Говорят:

— Послал к тебе государь! Спаси страну от нашествия вражеского! Прости за обращение в прошлом неласковое, за обиды прежние! Не держи зла!

… Собрал Бронислав рать свою.

А Матрёнушка ему говорит:

— Можно, и я с тобой поеду? Раненых исцелять стану!

* * *

Как Бронислав силу рати своей к войску царскому добавил и командование возглавил — так и закончились поражения. И вернулись скоро стороны воюющие на границы прежние, что меж странами раньше были.

Стал Бронислав о заключении прочного мира переговоры вести. Да не получается соглашение никак: столько ведь крови пролилось, столько людей полегло, столько ненависти война породила!… Все — только мести хотят!… Все — только свою правоту видят и прощать других не желают!…

… А Матрёнушка тем временем раненых лечит. И не делает она разницы между тем, из вражеского ли войска раненный — или из своего. Всех она врачует-исцеляет!

И решил тут воевода, который войском противоборствующим командовал, что, если возьмут они Матрёнушку в заложницы, то на все условия Бронислав — ради жены любимой — согласится.

Схватили они Матрёнушку. И к Брониславу гонца послали: «У нас жена твоя в плену. Так что — все требования наши выполняй, князь Бронислав!» — и список требований приложили.

Догадалась Матрёнушка, для чего её схватили, для чего к дереву на видном месте привязали. И стала придумывать, как освободиться.

И вот, когда солдат, что её сторожил, задремал, она решила попробовать.

Тут — птички лесные к ней подлетели, верёвки на руках ей развязали. С ног она сама путы сняла — и пошла к своим, не таясь.

Солдат-охранник пробудился, кричит:

— Стой, а то стрелять стану! — А сам выстрелить по Матрёнушке не может: жалко ему её! Ведь видел он, как Матрёнушка всех раненых лечила, разницы меж своими и чужими ранеными не делала!

… Идёт Матрёнушка — и уже меж ратями противоборствующими оказалась.

Тут тревогу подняли в стане той страны, догонять бросились: «Стой, иначе — убьём!»

А навстречу солдаты Бронислава бегут — чтобы спасти!

Воевода войска враждебного, гневом охваченный, всем своим солдатам в Матрёнушку стрелять приказал: «Пли!» — кричит!

Матрёнушка обернулась — и на солдат тех смотрит, любовью их своей заливает, от зла уберечь хочет!

И не выстрелил никто.

Тогда воевода сам — от бессилия и злобы — давай стрелять!… Раз!…, другой!…, третий!…

Бросились на него солдаты, отобрали ружьё! Да поздно…

* * *

Бронислав увидел то и понял, что даже смертью своей Матрёнушка мир вернуть попыталась.

Поднял он тело любимой своей…

Вышел он перед двумя ратями и стал говорить о мире, о слёзах матерей и жён, отцов и детей, о Боге, о всём том, чему Матрёнушка его учила.

И никто не посмел выстрелить…

Молча слушали его бойцы отважные, через многие битвы прошедшие. Молча внимали ему юные. Не смели возражать и командиры.

И заключили рати перемирие. И послали гонцов к царям своим, чтобы заключили они меж собой мир нерушимый.

… А Бронислав, наклонившись над телом своей любимой, вдруг слышит Голос удивительный:

— Пусть каждый, кто желает, чтобы воскресла Матрёнушка, принесёт в ладонях воды из речки и, пока несёт, — слова той воде повторяет: «Жизнь, Любовь, Свет!». И станет та вода — живою водою!

И сказал об этом Бронислав всем людям.

И все до единого: и солдаты, и командиры обоих воинств — зачерпнули в речке по пригоршне воды и несли, повторяя слова заветные. И полили той водой на раны Матрёнушкины.

Даже воевода главный войска другой страны так поступил, потому что он раскаялся, ибо его потрясли смелость и любовь той, кто души людские врачевать старалась…

Последним принёс в ладонях воду сам Бронислав.

И, когда разжал ладони и окропил водой он свою любимую, — то открыла глаза Матрёнушка и встала живая и здоровая!

Поклонилась она всем воинам.

— Сделали вы эту воду — живой водой! Теперь всех раненых так же омойте — и пусть все они тоже исцелятся-воскреснут!

… Вот так и закончились войны в тех землях на долгие времена.

Царь той страны решил на покой уйти. А поскольку не было у него наследников, то назначил он преемником своим князя Бронислава.

… Долго Бронислав и Матрёнушка страною мудро правили. Сами же — в счастии жили, деток растили и других людей о назначении жизни человеческой учили.

Говорили они, в частности, что только в Любви Великой счастье истинное обретается! А начинает расти Любовь Великая в человеке — с любви малой: с заботы о каждом добром существе, с внимания, понимания, помощи, сострадания.

… Долго в тех краях люди сказы о Матрёнушке и Брониславе рассказывали детям и внукам…

И если бы помнили люди их советы и ныне — то больше гармонии и счастья было бы на Земле!

Может быть, вы скажете, дорогие читатели и слушатели, что такого в жизни не бывает и что так счастливо всё заканчивается только в сказках…

А задумывались ли вы, почему?


Вот и сказке Сказка о Матрёнушке конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 0 0

Отзывы

Читать также Украинские сказки: Бедняк и смерть
Бородка
Ведьмы на Лысой горе
Видимо и Невидимо
Волк, собака и кот
Читать также Белорусские сказки: Алёнка
Андрей всех мудрей
Бабка-шептуха
Былинка и воробей
Вдовий сын
понравилась сказка?
0 0 Вверх